Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Психотерапия: ожидания и реальность

Когда я пришла на свою личную психотерапию восемь лет назад, я втайне надеялась с ее помощью стать идеальной. Осознанной, мудрой, всегда знающей, что и кому сказать, всегда чувствующей лишь свет и покой в душе. Хотела, пройдя терапию, стать очень крутым психотерапевтом, не просто крутым - безупречным! Стать идеальной мамой, идеальной женщиной; женой я почему-то не хотела стать идеальной, но надеялась, что в процессе моей терапии я узнаю, как сделать идеальным своего мужа. Со всем этим я собиралась управиться месяца за два, потому что я, конечно же, должна была стать идеальной клиенткой и поразить своего психотерапевта быстрыми ослепительными результатами.

Достигла ли я чего-то из этого в процессе терапии за два месяца, ну или хотя бы за все восемь лет? Нет. Приблизилась ли хотя бы к этому? Нет. Психотерапия не работает, значит? Работает. Но не так, как ожидается, когда на неё приходишь.

Я хотела превратить себя в совершенство, а пришлось сталкиваться с тем, что мне так страшно быть несовершенной, плохой в чьих-то глазах. Пришлось знакомиться с собой стыдно-неидеальной, узнавать про свой страх и стыд и горевать про то, что от них нельзя убежать. В конечном итоге я получила противоположное тому, что ожидала. Вместо идеальности я получила свою неидеальность. Я получила право быть живой, несовершенной, совершенно разной. И это кардинальным образом поменяло мои отношения с собой, с другими, с жизнью.

В той психотерапии, которую люблю я (как психолог и сама как клиент), люди практически всегда получают не то, за чем приходят:
Collapse )

Я

И ещё про страх говорить "нет"

Много вопросов и комментариев (в Фейсбуке) вызвал мой текст "Про умение говорить "нет". Не претендуя на полный охват темы, хочу ответить на наиболее частые.

Я обобщила конкретные вопросы в четыре темы:

1) Всегда ли надо говорить "нет"? А если мне хочется согласится?

И сюда же комментарии про вежливость, что "надо отказывать не прямолинейно, тогда все нормально". Поясню потом, почему я объединила эти две темы.

2) Хочется как-то побороть страх сказать "нет". Есть ли какие-то методики?

3) А если, наоборот, страшно сказать "да", и у меня это на лице написано, и даже не просят ничего?

4) Как научить детей не бояться говорить "нет"?

Теперь ответы. Длинно:)
Collapse )

Я

Быть хорошим или быть живым?

Страшно выражать недовольство своему мужчине/женщине. Некоторым настолько, что только при разводе они рассказывают своей "половине" о том, что их сильно обидело 20 лет назад.

Страшно сделать что-то, от чего в глазах детей будешь не добрым родителем. Как же запретить что-то ребенку, он же злится? Как же не уделять ему все своё время, он же скучает и требует? (И отчего же нам таким хорошим так тяжело друг с другом?)

Страшно сказать друзьям, что их слова как-то задевают.
Страшно не дать денег, когда просят, и страшно попросить обратно, когда должны. Страшно требовать денег за выполненную работу.
Страшно няне ребёнка сказать, что в её действиях не приемлемо.
Страшно сказать врачу, что не выполнил его предписания.
Страшно сказать психотерапевту, что хочешь завершить или сделать перерыв в психотерапии.
Страшно писать в ФБ о том, о чем хочется написать.

А вдруг не примут, осудят, не вынесут меня таким, отвергнут, бросят, разлюбят?

Могут. Могут и не принять, и осудить. И бросить могут (хотя дети и психотерапевты все-таки понадёжней в этом плане:). И это может быть грустно и больно. Очень грустно и очень больно. Но не "ужас-ужас". Или все-таки да?

Если "ужас-ужас", и вариант сказать (сделать) даже не рассматривается или отметается потому, что невыносимо страшно - это про чувства из детства. Про то, что невозможно быть таким, каким меня не могут выдержать, или каким я не нравлюсь маме с папой (агрессивным, грустным, скучающим, ошибающимся, "не умным", возбужденным, не справляющимся и т.д.). И лучше я обрублю, заткну "неугодную" часть, лучше я предам себя, чем потеряю их.

И это про то, что потом мне везде мерещатся мама с папой, хотя я и не осознаю: в муже/жене, в друзьях, в собственных детях и в незнакомых людях в ФБ. И им я тоже должен нравиться, быть удобным для них, милым. И мне все кажется, что без этих "мам и пап" я тоже пропаду.

Уже нет. Хорошая новость в том, что взрослый, в отличие от ребёнка, может выжить без "родителей". И может выбирать.

Мы не можем выбрать не бояться. Мы не можем выбрать не проецировать родителей на других. Не можем выбрать быть "как не раненые". Может раны затянутся, но рубцы останутся.

Но каждый раз, когда очень страшно, мы можем выбирать: быть сейчас чуточку открытей и честнее с кем-то или быть чуточку лучше для кого-то. И снова - лёгкого и правильного выбора здесь нет. Быть живым или быть хорошим. Кто же это решит за нас?

Я

Про психотерапию

Я обычно люблю все подробно и досконально расписывать и объяснять. Но сейчас хочется просто оставить полусырые мысли здесь, не разворачивая их. То, что думается про психотерапию.

***
Схема невротического страдания: мне не нравится то, где и кто я есть сейчас, я хочу быть не собой и не в этом переживании. Хочу не чувствовать это, хочу быть другим, в том числе хочу быть без этого «невроза». Поэтому я посмотрю по сторонам, как оно у других людей, прочитаю книжки в поисках идеи, каким надо быть, я заменю невыносимое чувство другим или не буду чувствовать, а буду действовать. И в общем задачу терапии сформулировал еще Фрейд больше ста лет назад: на место невротических страданий должны прийти страдания обычной жизни.

***

В неврозе много тоски по любви. Я буду таким, каким меня хотят видеть, лишь бы любили. Я не буду таким, каким меня не хотят видеть, лишь бы не отвергли. Я буду внимательно следить за реакцией окружающих, я буду стараться все предугадать, лишь бы не разрушились отношения. Я лучше не буду вступать в отношения, а то же могут потом лишить отношений, могут разлюбить. Истории про недостаточность любви, про не такую любовь. Оплакивать и оплакивать эту неслучившуюся любовь и себя неслучившегося в погоне за нею. Чтоб обнаружить себя отдельного, себя устойчивого и достаточного, себя, который есть.

***

Часто клиентов удивляет и даже пугает, что психолог – тоже человек. Что он может быть в кризисе, депрессии, что он может чего-то не знать и не понимать. Как-будто нужна идеализация, фантазия о таком всесильном знатоке человеческой жизни, к которому придешь, и уж он-то все исправит и распутает. Одним советом или одним вопросом. Ну ладно, парой вопросов. Такая детская потребность в устойчивом, взрослом, защищающем родителе. Вынести родителя-человека, а не родителя-функцию для ребенка непосильно. И опять же еще один маленький (хотя большой по пройденному пути) результат терапии – это способность выносить и даже ценить неидеального терапевта.

***

Психотерапевтов тоже пугает, что они люди. Что они боятся, стыдятся, испытывают растерянность, пребывают в кризисах и попадают в депрессию. А к тому же кричат на детей, ругаются с мужьями или женами, не знают, что делать рядом с клиентом, и вообще не знают рецептов, как жить. Очень хочется спрятаться за экспертностью, методами, знаниями, а иногда и масками. Но тогда и клиенту стыдно показать, что он просто человек. Вот и сидят два невротика, которым невыносимо быть собою, и «делают терапию». Хотя очень ценные и целебные моменты – это моменты какого-то бытия без масок, бытия «двух испуганных людей, каждый из которых как-то справляется с жизнью» (кто-то сказал, не помню. Кто-то же это сказал до меня?).

***

Есть какая-то идея о результате психотерапии (которая активно поддерживается иногда и самими психотерапевтами) как о достижении гармонии, радостного бытия и вечного счастья. А, ну и проблем, конечно, не будет. Возможно, после 20 часов личной терапии, сняв накипь напряжения, носимого годами, я бы верила в это. Но в долгосрочной терапии в это верить перестаешь. А происходит то, что я написала в самом начале заметок. «Невротические страдания заменяются страданиями обычной жизни». Растет чувствительность. Чувствительность к боли, вине, стыду, грусти, страху и тревоге, чувствительность к своим потребностям. И к радости, нежности, любви, счастью тоже. Растет уязвимость. И способность выносить чувствительность и уязвимость. Растет устойчивость. Устойчивость перед лицом неопределенности, изменчивости, кризисов. В общем, «психотерапия не решит ваших проблем, не вылечит вас и не сделает более успешным. Все гораздо проще: она сделает вашу жизнь более интересной». Это Холлис сказал, кому интересно.

Я

Роль «спасателя» vs. роль «психотерапевта»

Часто роль «психотерапевта» путают с ролью «спасателя». Причем не только далекие от психологии люди или клиенты психологов, но и сами психологи. Однако в этих ролях есть принципиальная разница:

1.    Спасатель имеет дело с Жертвой. Главная идея Спасателя о Жертве: она  не в состоянии сама справиться со своей жизнью, без помощи Спасателя с Жертвой случится что-то ужасное.

 

Психотерапевт имеет дело с Клиентом. Психотерапевт знает, что Клиент точно справляется со своей жизнью и без него. Возможно, тот способ, которым Клиент справлялся с вызовами жизни, чем-то в данный момент не подходит ему, мешает ему,  и это привело его на психотерапию. Но какой-то способ справиться с жизнью у Клиента точно есть – раз он сидит в кресле напротив Психотерапевта, а не лежит на кладбище.  

 

 


Collapse )
Я

Бороться vs. понимать

Есть принципиальное и неразрешимое противоречие между двумя моделями психотерапии: ориентированной на борьбу с симптомом и ориентированной на понимание того, что стоит за симптомом. В первой модели симптом (депрессия, навязчивость, любая «странность», проблема и т.п.) – зло, «ненормальность». Очевидно, что человек (клиент психотерапевта) в такой модели требует лечения, приведения к «нормальности» - то есть искоренения симптома.
Во второй модели (идущей еще от Фрейда) в человеке нет ничего лишнего. Любой симптом – голос потребности, которая не нашла другого выражения. Расслышанная потребность может быть удовлетворена и тогда, возможно, симптом будет не нужен. Уничтожение же симптома не приводит к удовлетворению задавленной потребности, и поэтому на его месте, как на грибнице, могут вырасти новые симптомы.

Первая модель - способствует невротизации целостного человека, взгляду на него как на "не такого, каким должен быть нормальный человек". Вторая - принятию человека: он выбирает наилучшие для него на данный момент способы жизни. Что не исключает, что в другой момент жизни, получив больше принятия и поддержки - он выберет другой способ.

Я

«Автобиография в пяти главах»

(Автор неизвестен, из книги Д. Холлиса "Перелом в середине пути")

1

Я иду по улице На тротуаре глубокая яма. Я падаю в нее. Я потерялся… Я беспомощен. Я здесь ни при чем. Чтобы вылезти уйдет уйма времени.

Collapse )

Я

Главные дары психотерапии

Как я вижу исходя из собственного опыта и, слушая рассказы людей, проходящих глубинную психотерапию - самые главные «бонусы» психотерапии (глубинной) не лежат в области решения проблем. Человек всегда сам решает проблему, когда становится готов ее решить, с помощью ли терапии или без. То бесценное, на мой взгляд, что дает психотерапия  –  это опыт того, что другой человек (психотерапевт) тебя слышит, видит, замечает, принимает тебя таким, как ты есть: со всеми чувствами, со всем несовершенством,  не ожидая от тебя,  что ты  должен быть каким-то (другим, не таким как сейчас: «здоровым», «усовершенствованным», «без этой проблемы»). И при этом он не контролирует тебя, не пытается ничего решать за тебя или куда-то подтолкнуть, ускорить. Не пытается  быть тебе «кормящей мамой», удовлетворяя твои потребности по умолчанию, а помогает тебе психологически взрослеть, обозначает тебе свои границы, конфронтирует с тобой, показывая, что он – Другой.


Collapse )

Я

Мои профессиональные ценности

Каждый практикующий психолог и психотерапевт работает по-своему, опираясь на свой уникальный человеческий и профессиональный опыт, на те ценности и цели терапии, которые ему ближе. Мое понимание - оно такое.

  • Психотерапию я понимаю буквально как «исцеление души», «лечение души».  Заботу о душе.  Душа - это что-то необъяснимое, живое, многомерное, изменчивое, что-то, что никогда невозможно познать целиком.  Наша душа проявляется в телесных ощущениях, чувствах, снах, фантазиях, в наших отношениях с людьми и миром. Если душа болит, то лечит, исцеляет ее, прежде всего, внимание к ее проявлениям и потребностям. Именно этим занимается психотерапия.

  • У каждого душа – своя, уникальная и неповторимая. И решить, что для нее хорошо,  может только она.  Поэтому я не принимаю решения за клиента. И у меня нет ответа, как ему жить. Зато этот ответ точно есть у него. Психотерапия – это помощь в нахождении собственного ответа.  


Collapse )