?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: дети

Я слышала эти истории не раз. Как это было всегда неожиданно. Как нельзя было никак предотвратить и защититься. Как нельзя было плакать, жаловаться и вообще что-то чувствовать.

Истории про то, как били родители.

Сначала, правда, говорят вообще не так. А спокойно, часто с улыбкой: да, отец бил. Нет, ничего не чувствовал. А может вину чувствовал, за дело ж, наверное? Я сложный был ребёнок.

И только потом: за это били, за это и еще за то. По-разному: полотенцем, кулаком, ремнём, кипятильником.

И ещё позже детали: я помню, как хотел убежать в свою комнату, а он повалил меня в корридоре и бил. Я не знаю за что. Я помню, плакать нельзя было, иначе только сильнее бил.

А мама? А мама тихая была. Плакала мама или молчала. Или: а папа? Папа хороший был, но пил, не было его почти.

Я сама ребенок, не знающий, что такое физическое насилие. Я слушаю эти истории, и мысленно благодарю своих родителей. Я могу лишь догадываться, какой ад пережили люди, которых били. И я чувствую отчаяние, гнев и бессилие, когда слышу про то, как бьют детей.

Однажды я соприкоснулась "по касательной" с тем, что переживают дети, которых бьют.
Read more...Collapse )

Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться.

Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа.

Мама, которая оставляла в 5летнем возрасте сидеть с братом-младенцем, и наказывала, если дочка недостаточно хорошо справлялась с «материнскими» обязанностями.

Папа, который мог внезапно прийти в ярость и избить.

Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние.

Мама и папа, бурно выясняющие отношения, очень неустойчивая пара.

Не важно, какими именно они были. Важно, что они были непредсказуемы, и рядом с ними было небезопасно. А когда небезопасно, то очень много тревоги и беспомощности. Много настолько, что вынести в детском возрасте эти чувства, тем более в одиночестве – невозможно.

И тогда у ребенка рождается способность, которая помогает ему выжить. Он начинает очень внимательно наблюдать за родителями, пытаясь предугадать их поведение. И не только предугадать, но и повлиять на это поведение. «Если я сделаю так, то мама не будет ругаться». «Если я сделаю этак, папа придет трезвый».

Это иллюзорный контроль над другими, с одной стороны, очень важен, потому что позволяет детской психике не разрушиться окончательно. Вера в то, что он хоть как-то может контролировать поведение родителей, помогает справляться с отчаянием и беспомощностью. Когда безысходность от того, что происходит в семье, «накрывает» с головой, способом помочь себе часто является надежда «я смогу повлиять на родителей и переделать их».

И спасибо этим защитам, что помогли выжить в детстве. Но цена, которую платит человек, очень высока.

Read more...Collapse )

В каждом из нас, сколько бы лет нам не было, живут наши «внутренние дети».

Иногда они занимают достаточно мало места: внутреннее пространство оккупировано «родителем» - теми правилами, долженствованиями, нормами, оценками и способами «заботы», которые мы впитали с раннего детства.

Иногда много места занимает кто-то один из «детей», а другие находятся в Тени. И между «внутренним родителем» и «внутренним ребенком» зачастую разыгрываются настоящие драмы. Например, «внутренний ребенок» очень боится не соответствовать ожиданиям своего «родителя», и делает все, чтобы быть хорошим ребенком. Для такого «ребенка» важнее всего то, что от него ждут, а не то, чего хочет он сам. Или, наоборот, много места занимает такой «ребенок», который все делает не так, как диктует ему «родитель». И тогда тоже, важнее не его истинные желания, его потребности, а лишь бы наоборот, не так как говорят «родители».

Чаще всего никаких своих «внутренних детей», никакие «голоса» мы и не замечаем, и не осознаем. И тогда эти внутренние драмы, эти конфликты переносятся наружу. Человек не осознает своего внутреннего «ожидающего родителя» и «послушного ребенка», а внимательно сканирует ожидания окружающих, старается быть хорошим, милым, приятным для них. Так может всю жизнь и прожить, стараясь, «на цыпочках», съедаемый тревогой, страхом, стыдом и виной за несоответствие чьим-то ожиданиям. Или не осознает своего внутреннего бунта, его причин – и борется со своими вредными привычками, со своей «ленью» и с другими внешними проявлениями этого бунта.

Знакомство со своим «внутренним населением» - важная часть процесса психологического взросления. Умение отделяться от «родительских» голосов, умение слышать «потребности детей» - это то, что, в итоге, позволяет человеку быть самим собой, заботиться о себе, осуществлять свои желания, встречаться и выдерживать инаковость других людей.

Несколько месяцев назад я делала ворк-шоп про «Внутренних детей» на психотерапевтической конференции. Текст, который я вставила ниже, был написан мной тогда. В нем немного больше о том, кто они, Внутренние дети, и как их узнать.

Read more...Collapse )

Такой, вроде, старый вопрос, отвечали на него многие. Сегодня, благодаря статье Ксении Собчак  (http://www.tatler.ru/nashi_lyudi/blogs/Sobchak/160404_dayte_volyu_chuvstvam.php), я захотела написать свой ответ. Мой ответ: слушать сердце И разум.  

На мой взгляд, нет противоречия между выбором сердцем и разумом. То, что называется в статье Собчак разумом – а именно рациональные размышления на тему «как надо и как не надо» - это невроз, к истинному разуму он не имеет отношения. Да, это то, что частенько звучит «в уме», в виде конкретных предложений, соображений, иногда развернутых и убеждающих иногда кратких и  безапелляционных («надо», «должен»).  Да, это то, что «не сердце», потому что это не наше («хочу», «нравится» и т.п.), а привнесенное социумом: семьей, друзьями, обществом. И тут на самом деле человек может оказаться перед выбором: следовать ли чужим, вросшим в него установкам «каким быть надо или не надо», или искать свой путь, «путь сердца».


Read more...Collapse )